Бесплатное обучение – это лишение родительских прав

В СССР обязательное ношение скучной школьной формы, к примеру, объяснялось сугубо по-коммунистически: дескать, красивое и дорогое платье одной девочки, может поставить в неловкую ситуацию девочку с более бедными родителями; по той же причине были запрещены серьги и прочее. Это означало, что исконное право и приятная обязанность родителя заработать для своего чада, оказывалась блокирована законом о всеобщем и бесплатном образовании, то, что подлежало этическому регулированию, жестко регулировалось юридическим. А речь о том, чтобы заработать для своего ребенка и дать ему лучшее, чем у других, образование, вообще, не шла. Сколько бы вы не работали и как бы не любили свою девочку, она должна была расти в тех же условиях, что и сын соседа-алкаша. Сторонников этой «справедливости» было много. Если заслуженный отец-пенсионер дарил своему 20-летнему, неработающему сыну авто, это вызывало бурю негодования у таких ревнителей равенства: за какие заслуги?! Этому шалопаю?! Но юристы или историки легко объяснят опасность отмены наследования и печальные последствия такого обобществления. Бесплатное обучение – это конфискация детей у родителей.

За 20 лет работы в нашей школе мы убедились, что учатся у нас не «богатенькие» и, даже, не средний класс. К нам в школу своих детей приводят те родители, для которых образование представляет самостоятельную ценность.  Иначе говоря,  английский не для работы на фирме и повышения зарплаты на 30 %, а для культуры, математика не для того, чтобы стать бухгалтером, а чтобы развить красоту мышления, русский не для грамотной канцелярской переписки и сдачи ЕГЭ, а для изящности…

Сегодняшнее строительство «вертикали власти» смертельно опасно для обучения. Во-первых, государство хочет эффективности обучения, подразумевая под этим быстрое овладение алгоритмами стандартизированных знаний, а не глубинное понимание происхождения этих алгоритмов (т.н. функциональная грамотность или, говоря жаргоном программистов, что-то среднее между ламером и юзером); во-вторых, учителя должны использовать только проверенные и утвержденные высшими инстанциями планы и даже методики преподавания (крайняя степень недоверия к учителю, который проучился пять лет на физфаке и якобы не может дать 12-летнему ребенку ту физику, какая интересна и посильна именно для этого ребенка, такое недоверие вымывает из массовой школы самостоятельных и талантливых педагогов); в-третьих, учителя должны стандартизировано оценивать учащихся (как тут не взвыть любящим родителям или толковым психологам); в-четвертых, обучение должно быть дешевым (что означает 30 человек в классе и низкий профессионализм учителя); в-пятых, какие темы и когда прорабатывать предписывается учебным  планом (а если кто-то не понял? или, хуже того, кому-то слишком легко и его «недогрузили» — деградация и непомерный рост самомнения?), псевдобесплатность обучения — это ведь наши налоги, — порождает опасную независимость школы от родителей и детей: массовая школа сегодня напоминает магазины эпохи  СССР — малый ассортимент товара до дифицита, большой ассортимент хамства,  низкое качество, везде одинаковые цены и некуда больше пойти.

В целом, объявление в нашу школу могло бы звучать так: берем неправильных детей у неправильных родителей и неправильно воспитываем.